Ошибки инженера и потеря ста лошадиных сил. Гонка Ф-1 глазами пилота и инженера Ошибки инженера и потеря ста лошадиных сил. Гонка Ф-1 глазами пилота и инженера
Дмитрий Захарченко Фото: Mark Thompson/Getty Images Ошибки инженера и потеря ста лошадиных сил. Гонка Ф-1 глазами пилота и инженера Обычная телетрансляция и близко не... Ошибки инженера и потеря ста лошадиных сил. Гонка Ф-1 глазами пилота и инженера

Ошибки инженера и потеря ста лошадиных сил. Гонка Ф-1 глазами пилота и инженера

Дмитрий Захарченко
Фото: Mark Thompson/Getty Images

Ошибки инженера и потеря ста лошадиных сил. Гонка Ф-1 глазами пилота и инженера
Обычная телетрансляция и близко не покажет, как много инструкций получает пилот по ходу гонки Ф-1 и с каким числом проблем сталкивается.

5 мая 2019, 16:00

Авто
/ Формула-1

После Гран-при Азербайджана, прошедшего в Баку в последние выходные апреля, польские журналисты благодаря сервису F1 TV внимательно изучили записи с бортовых камер Роберта Кубицы и переговоры гонщика с командным мостиком. Таким образом, на примере одной гонки Матеуш Цеслицки, журналист сайта «Возвращение Роберта», рассказал, как происходит взаимодействие пилота с боксами по ходу заезда, какие советы даёт гоночный инженер и как в целом строится коммуникация в гонке. «Чемпионат» приводит перевод материала Цеслицкого, благодаря которому в том числе можно оценить серьёзность нынешних проблем «Уильямса».

Человек, машина и компьютер

Перед гонкой у Роберта было много времени в машине, чтобы обсудить с инженером настройки машины перед стартом. Сначала речь шла о том, стоит ли Кубице включать ограничитель скорости на пит-лейне, а затем Роберт спросил в какой режим нужно перейти перед стартом. Команда посоветовала гонщику перейти в гоночный (RACE mode), однако Кубица настоял на том, что должен выбрать режим старта (START mode) — команда согласилась с мнением поляка. Перед стартом Гран-при Китая гонщик обсуждал с командой схожие моменты.

Сразу после старта у Кубицы вновь возникли проблемы с нестабильным торможением, что в Баку могло закончиться очень плохо. На втором круге Роберт был очень близок к Джорджу Расселлу, впереди также шёл Пьер Гасли. Тогда поляк получил команду перейти в шестой режим работы двигателя (Engine Mode 6) — более экономичный, но не столь быстрый режим.

Ошибки инженера и потеря ста лошадиных сил. Гонка Ф-1 глазами пилота и инженера Роберт Кубица на Гран-при Азербайджана Фото: Dan Istitene/Getty Images

После нескольких кругов в трафике с командного мостика Кубице предложили изменить баланс тормозов. Вероятно, чтобы немного их охладить и поберечь шины — позади других машин эти компоненты получают повышенную нагрузку. Ещё несколькими кругами позже Роберта проинструктировали изменить настройки ERS ручкой Multi-Function B. Инженер сказал Кубице переставить эту ручку на одиннадцать часов, но затем, когда Роберт сам переспросил, выяснилось, что имелось в виду положение на один час.

В конце 14-го круга Кубице сказали заехать на пит-лейн и отбыть штраф. Перед въездом поляк спросил, за что ему был назначен штраф, но не получил ответа. Проезжая по пит-лейну, гонщик повторил вопрос, на что услышал: «Обсудим это после гонки. Это связано с процедурой старта».

Покинув боксы, Кубица спросил, должен ли вернуть прежний баланс тормозов — дальнейший диалог способен понять только специалист, но речь шла о настройках тормозов. В голосе Роберта чувствовалось разочарование, он даже спросил, может ли проехать ещё хотя бы круг с прежними регулировками.

Перед первым пит-стопом Кубица спросил по радио о своём темпе в сравнении с Джорджем Расселлом, а затем уточнил состояние шин. Гоночный инженер сообщил, что правая задняя перегрета, правая передняя тоже слишком горяча. Вскоре поляк свернул в боксы, но команду ехать на пит-стоп гонщику дали довольно поздно. Уже двигаясь по пит-лейну, Кубица узнал, что получит комплект «медиума».

На втором отрезке Кубица несколько раз выходил на связь с инженером. Среди параметров, которые передали с командного мостика, были баланс и состояние шин — резина была под контролем. Вскоре инженер сообщил план: ещё семь кругов. Роберт передал, что может проехать и больше, если это необходимо, но ответ инженера из-за посторонних шумов разобрать сложно.

Ошибки инженера и потеря ста лошадиных сил. Гонка Ф-1 глазами пилота и инженера Роберт Кубица на Гран-при Азербайджана Фото: Dan Istitene/Getty Images

По поводу второго пит-стопа Кубице сказали, что его главная причина — избежать синих флагов, когда лидеры будут догонять его на второй круг. Почти как и на первом пит-стопе.

Затем последовал период виртуального автомобиля безопасности. Пока машины шли в режиме сейфти-кара, инженер передал Кубице, что на рестарте будет трудно и попросил поддерживать температуру шин, а также изменить настройки ERS. Роберт ответил, что прогреть резину не так просто и после рестарта машину действительно сильно болтало — пришлось в боевом режиме греть шины на прямой, виляя из стороны в сторону.

Сменив шины во второй раз, Кубица получил команду перейти в более мощный режим работы мотора — пятый (Engine Mode 5).

Наконец, закончив гонку, на круге возвращения в боксы Кубица сказал, что с двигателем были проблемы: «Что-то было не так, машина разгонялась так, словно у неё на 100 „лошадей“ меньше». Инженер проверил данные и ответил, что на телеметрии всё нормально.

300 датчиков и полтора гигабайта за гонку

Современные машины Формулы-1 под завязку напичканы различной электроникой — всего на автомобиле более трёх сотен датчиков, при том только в днище расположена пара десятков из них. Электронный блок управления двигателем в общей сложности обрабатывает около тысячи входящих параметров, а в среднем за гонку протяжённостью 300 км машина Формулы-1 передаёт около полутора гигабайт информации. Чтобы собрать такой блок — он состоит из восьми тысяч компонентов, по подсчётам «Макларена», необходим 121 час.

Сейчас в Формуле-1 обсуждают новый технический регламент на сезон-2021, который должен быть представлен в октябре 2019 года. Предполагается, что машины должны стать проще и не такими дорогими — вероятно, это сделает гонки интереснее и зрелищнее, но не исключено, что мы ещё будем скучать по нынешним автомобилям — настоящим произведениям искусства на стыке инженерии и программирования.

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *